Альтернативы суду:показания к применению

Кто процесс допускает, тот его проигрывает (Ф. Кафка, «Процесс»).

Жили-были Иван Иванович и Иван Никифорович в составе коммерческого общества «Миргород», прибыль, отпуска и юбилеи делили, как случился на их голову контрагент, АО «Шамаханская Царица», с договором манящим. И начали товарищи амбициями меряться, да копиями устава швыряться, и наступило время смутное — конфликт корпоративный. И разошлись они по адвокатам маститым, и стали те биться в палатах судебных, да не на жизнь, а на погибель Миргородову.

Сказка, скажете вы? Суровая быль, уважаемая публика.

Каждый третий клиент приходит ко мне с запросом на судебное представительство, заявляя разные цели: восстановить справедливость или душевное равновесие, разъяснить, «кто тут правый», вернуть имущество по сделке, да чтоб «быстро и наверняка» .

«А причем тут суд?» — обескураживаю я.

Давайте разберемся.

Суд – не кабинет психологической помощи. Вы не получите терапевтический эффект от просиживания в коридоре в ожидании заседания, чтобы в 10-15 минут отведенного времени постараться убедить отправителя правосудия в том, что вам кто-то что-то должен.

Суд – не юридическая консультация. Нет, судья не разъяснит вам нормы закона, применимые к вашей ситуации – объективно, судья рассчитывает, что за него это сделаете вы или ваш представитель, вплоть до оформления проектов документов на электронном носителе – официально, не возбраняется.

Что до скорого урегулирования разногласий – и снова мимо.

Объективную картину в сфере разрешения споров между предпринимателями демонстрирует народный рейтинг арбитражных судов[1]. Худшим судом признан Арбитражный суд города Москвы, лидирующий по случаям потери материалов дела, нарушению процессуальных сроков, невозможности быстро получить судебный акт, получению исполнительных листов с ошибками и опечатками. Между началом судебного производства и исполнением акта лежит пропасть, минимум, в полгода-год.

Поставьте себя на место судьи, у которого по девять – десять споров на дню, по 5-15 минут в повестке дня на каждое, с рабочим временем, периодически выходящим за полночь, с низкой заработной платой — тут хочешь – не хочешь, подведешь всех под одну гребёнку применимой нормы и отпустишь далее ругаться в коридор.

Если такая статистика неубедительна – давайте оценим общие тенденции развития системы российского правосудия за последние несколько лет.

С 1 января 2011 года действует Федеральный закон «Об альтернативной процедуре урегулирования спора с участием посредника (медиации)», предоставивший возможность решить вне суда споры, в том числе, в связи с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности, даже если начато судебное разбирательство. Для этого сторонам или одной из сторон достаточно принять решение о выборе такого способа урегулирования спора, обратиться в организацию, осуществляющую деятельность по обеспечению проведения медиации или к конкретному медиатору и предоставить возможность специалистам оказать вам необходимое содействие в разрешении конфликтной ситуации. Список организаций, обеспечивающих медиацию в Москве[2] , возглавляет Коллегия посредников по проведению примирительных процедур при Торгово-промышленной палате Российской Федерации, на сайте которой вы можете уже сейчас ознакомиться с информацией по процедуре и практикой ее применения[3].

С 1 июня 2016 введен обязательный досудебный порядок для исков по гражданским делам в арбитражном процессе. Предварительное обращение к предполагаемому нарушителю с претензией становится необходимым условием дальнейшего рассмотрения спора арбитражным судом. Иск можно предъявить только через 30 календарных дней со дня направления претензии, если иные сроки не установлены в законе или договоре (ч. 5 ст. 4 АПК РФ). Если раньше досудебный порядок разрешения споров оставался на усмотрение сторон, теперь законодатель настоятельно вам рекомендует сесть за стол переговоров прежде чем судиться. Законодательно установленный фильтр — “врешь, не пройдешь”, пока не представишь суду доказательство, что ты пытался избежать процесса, направил своему визави письменное негодование и выждал время, установленное законом (30 дней) или вашим контрактом для получения ответа.

С 1 сентября 2016 года вступил в силу Федеральный закон от 29 декабря 2015 г. № 382-ФЗ «Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации», в целях совершенствования названного института и повышения его эффективности как способа разрешения споров для бизнеса. В частности, с 01 февраля 2017 стало возможным заключение арбитражных соглашений в отношении отдельных категорий корпоративных споров, при соблюдении требований ч. 3 и ч. 4 ст. 225.1 АПК РФ. Условием передачи спора на разрешение в постоянно действующее арбитражное учреждение является наличие арбитражного соглашения между спорящими сторонами (как правило, в форме арбитражной оговорки в контракте). Исчерпывающую информацию о сроках, стоимости и порядке самой процедуры представил на своем сайте, например,  Арбитражный центр при автономной некоммерческой организации «Институт современного арбитража».

В итоге – введен обязательный претензионный порядок по ряду споров и два альтернативных государственному инструмента урегулирования разногласий: медиация и арбитраж.

Что вам с того?

Достижение тех целей, которые вы нередко декламируете своим представителям.

Претензионный порядок является дополнительной возможностью сесть за стол переговоров, взять паузу с целью поиска ответов на вопросы, определяющие необходимость именно судиться в вашем конкретном случае, или ее отсутствие. В частности, определить действительную бизнес-цель процесса, с учетом актуальной судебной практики оценить ваши шансы на успех, рассчитать предполагаемые затраты и смириться с предполагаемым сроком исполнения решения.

А далее – каждому своё.

Арбитраж, как отметил Министр юстиции А.В. Коновалов на международной конференции «Реформа третейского разбирательства. Что дальше» 19 февраля 2016 года, «позволяет решить спор дешево, быстро и справедливо».

Медиация обеспечивает, в том числе:

  • Непосредственный и длящийся контроль над процессом разрешения спора и его результатом;

Вы остаетесь собственником конфликта со своей стороны. Медиатор лишь создает условия, в которых Вы, в случае наличия у Вас на то соответствующего намерения, договариваетесь с контрагентом. Посредник не решает Ваш спор за Вас. Вас знакомят с правилами ведения процедуры, предлагают Вам договориться о регламенте, последовательности действий и порядке их выполнения. На каждом этапе процедуры медиатор получает от Вас обратную связь, убеждаясь в Вашей готовности продолжать участие в процедуре, при необходимости, возвращаясь к спорным моментам в целях разрешения каждого из них.

  • Свободу сторон в выработке взаимоприемлемого решения;

Вы и Ваш контрагент свободны в определении и выборе средств разрешения Вашего спора, если они не нарушают законодательство. В процессе медиации Вам и Вашему контрагенту будет предоставлена возможность озвучить любые правомерные способы урегулирования конфликта. В отличие от искового заявления Вы не обязаны формулировать свои требования и придерживаться их по мере рассмотрения спора. Любое правомерное решение спора, приемлемое для сторон конфликта, способно составить предмет медиативного соглашения.

  • Сохранение или восстановление отношений с контрагентом, развитие взаимодействия;

Вы возвращаетесь в поле переговоров, самостоятельно и по Вашему собственному желанию. Принимая во внимание цель медиации, профессиональный посредник ставит перед собой задачу создать и поддерживать комфортную среду ведения диалога между сторонами, пресекая взаимные оскорбления, манипуляции, приостанавливая процедуру по мере необходимости. В конечном итоге, ваши представители, выжидая пятый час назначенное судебное заседание, ведут непринужденный диалог о перспективах разбирательства, о способах разрешения спора, не спеша закидывать друг друга шапками. Представьте, что в этот момент им предлагают согласовать и решить вопрос миром, зафиксировав компромиссный вариант на бумаге, придав ему силу действительного соглашения сторон.

Выбор за вами.

[1] http://service.arbitr-praktika.ru/rating/

[2] http://mediators.ru/rus/regional_me…

[3] http://www.centerarbitr.ru/


Обо всем понемногу: антикоррупционная политика общества

С 1 января 2013 года действует статья 13.3 Федерального закона от 25 декабря 2008 г. № 273 «О противодействии коррупции», которая обязывает организации разрабатывать и принимать меры по предупреждению коррупции, в том числе, посредством:
1) определения подразделений или должностных лиц, ответственных за профилактику коррупционных и иных правонарушений;
2) сотрудничества организации с правоохранительными органами;
3) разработки и внедрения в практику стандартов и процедур, направленных на обеспечение добросовестной работы организации;
4) принятия кодекса этики и служебного поведения работников организации;
5) предотвращения и урегулирования конфликта интересов;
6) недопущения составления неофициальной отчетности и использования поддельных документов.
Перечень ненавязчивый, примерный. Законодатель словно предлагает предприятиям самим определить посильные способы и методы борьбы с недугом, с единственным посылом: нет предела совершенству. Тут, конечно, главное — не перестараться.

Читать далее…


Несколько слов о медиации в России

Если бы вы знали, как часто, стоя в многочасовой очереди в коридоре очередного суда, я, выслушивая пикировки сторон конфликта, мечтала вывести их на конструктивный диалог. Еще студенткой я с особым любопытством наблюдала за развитием внесудебных способов разрешения спорных ситуаций, завистливо белела, изучая вопросы становления подобных практик по миру. Такое явление как «медиация» долгое время оставалось для меня иллюстрацией правовой утопии, некой альтернативной реальности, где вступающие в деловые отношения хозяйствующие субъекты даже в самой патовой ситуации остаются партнерами, радеющими за взаимное уважение прав,  экономических интересов, репутации. Признаюсь честно, ежедневно составляя претензии, исковые заявления, отзывы на таковые, сопровождающиеся регулярным обменом любезностями между моими очередными Иваном Ивановичем и Иваном Никифоровичем, ранее так долго и беззаветно делящими прибыль в составе коммерческого общества «Миргород», а также отпуска и юбилеи, я уже было совсем отчаялась на своем профессиональном веку получить юридически обоснованную возможность вывести поссорившихся из совершенно не нужных им в конкретном случае узких кулуаров системы правосудия. Русская душа, она такая, широкая, ранимая, как пишет  Николай Рыленков, «здесь мало увидеть, здесь надо всмотреться…здесь мало услышать, здесь вслушаться нужно». А теперь поставьте себя на место судьи, у которого таких вот споров по двадцать на дню, по 15 минут в повестке дня на каждое, тут хочешь – не хочешь, подведешь всех под одну гребёнку применимой нормы и отпустишь далее ругаться в коридор. Задачи другие, время- зарплата, количество не всегда качество, главное – статистика обжалований, которую всегда можно размыть чем? Да, всё тем же количеством.

И вдруг, в 2010 году, случилось. После неудачных попыток в 2006, 2008, 2009 году, принят Федеральный закон «Об альтернативной процедуре урегулирования спора с участием посредника (медиации)».

Читать далее…


Обо всём понемногу: «трудовые» казусы

Весь январь наступившего года я систематизировала свой накопленный за энное количество лет профессиональной деятельности опыт, к коему я отношу, пожалуй, лет семь из двенадцати, зафиксированных в трудовой книжке. Однако, как это уже общепринято и, наверняка, научно доказано, юрист – профессия без временных, пространственных, общественных рамок. Интересные правовые ситуации подкидывали мне родственники, друзья, их знакомые, в том числе, случайные или «по работе», соседи по лестничной площадке и палате в больнице  – был бы включен телефон, практика сама тебя найдёт.  Большинство из перечисленных выступали в качестве работодателей, посему наиболее частыми были консультации по вопросам применения трудового  законодательства, иногда даже когда таковых от меня никто не ожидал. Я вообще, знаете ли, отношусь пока к тем юристам, которые вечно все портят своими знаниями и отсылками к праву. Казалось бы, случается ни к чему не обязывающая беседа, с непременным вступительным словом «слушай, ты ж юрист», преамбулой на тему благих целей и самых гуманных соображений и, наконец, совершенно «неожиданным» вопросом, как правило, из разряда «как бы его/её уволить».  Поскольку до умения «направлять дышло» мне ещё расти и расти, в попытках предупредить хоть какой-то процент рискованных для бизнеса решений, я рискнула объединить некоторые типичные ситуации и представить их вашему вниманию, достопочтенная читающая публика.

Читать далее…


Обо всём понемногу: о стоимости счастья

Некоторое время назад, выбирая очередного работодателя, я руководствовалась, в первую очередь, уровнем заработной платы – обслуживать старшее поколение, знаете ли, дело недешёвое. Несколько раз попытавшись распространить действие абстрактного «социального пакета» на, как мне казалось, единственно нуждавшегося в нем родственника – бабушку 70 лет, отказалась от этой идеи, в очередной раз получив расценки представителей солидных участников рынка добровольного медицинского страхования.

На посещение врачей лично по вопросам собственного здоровья времени, как водится, не было —  профессиональные простуды «от кондиционера» переносились на рабочем месте у монитора и представителям контрагента на очередных переговорах.

И пребывать бы в незаслуженном забвении явлению социальной ответственности работодателя передо мной лично, если бы не радость материнства.

Речь даже не о трогательной заботе начальника отдела безопасности и охраны труда, который регулярно напоминал мне о необходимости ограничивать работу с компьютером на седьмом месяце беременности, не о своевременных проводах меня в отпуск по беременности и родам в дату, указанную в больничном листе, с цветами.

Но обо всем по порядку.

Читать далее…


Обо всем и понемногу: «передел» безопасности в авиации

Мне посчастливилось совершать воздушные прогулки с детства. Первые свои перелёты, в  возрасте нескольких месяцев, я практически не помню, как и, смею надеяться, пассажиры тех рейсов.  А вот более поздние длительные путешествия, с пересадками, в сказочное государство Мали,  врезались в память яркими фрагментами в стиле любимых приключенческих фильмов. Разноцветные облака в иллюминаторе, треснувшие пески Сахары, ритуал сдавливания ушей при посадке, неожиданные ириски от стюардессы…Романтика. Но неумолимые часы пробили двенадцать, очередной самолёт превратился в терзаемую сквозняками посудину. Всё чаще начали привлекать внимание приклеенные к подлокотникам жвачки, благоухающие перегаром соседи, актёры театра мимики и жеста в спасательных жилетах, проводящие зарядку перед полётом. Волшебство разбилось о  поношенные одноразовые бахилы  и лица доблестных людей со штампами, каждый раз упорно напоминающих, что возвращаться – плохая примета. Отдельные из перечисленных явлений направлены на обеспечение безопасности пассажиров —  исполнение, может, страдает, но посыл самый благородный.

Не менее достойную цель ставило перед собой Правительство Российской Федерации, обеспечив  принятие Федерального закона о внесении изменений в Воздушный кодекс Российской Федерации от 25 декабря 2012 года. А именно, «уточнение норм воздушного законодательства Российской Федерации в части реализации положений стандартов приложений 1, 6, 8, 11, 13 и 14 к Конвенции о международной гражданской авиации по внедрению Государственной программы безопасности полетов воздушных судов гражданской авиации Российской Федерации»[1].

Читать далее…


Обо всём и понемногу: конфликт интересов и коммерческая тайна

Слуга двух господ или почему молчание – золото.

Представьте себе ситуацию: в судебном заседании по рассмотрению искового заявления бывшего сотрудника о компенсации морального вреда вы, как представитель компании-работодателя, узнаете, что фактической причиной увольнения явились неоднократные нарушения трудового законодательства и применимых норм локальных актов его непосредственным начальником. В процессе вы узнаете о таких перлах, как неоднократные «приказы» по выполнению работы, не обусловленной трудовым договором, включая «получение костюма от проводника вагона поезда Киев-Москва», оформление документации за сотрудников контрагентов, в том числе, тех, учредителем которых являлся руководитель.

Подождите, вы не знали, что начальник департамента, ответственного за реализацию товара, является учредителем компании, торгующей продуктом той же номенклатуры? Ну что вы, он же добросовестный работник, неужели он позволит себе использовать для личной выгоды информацию, ставшую ему известной в связи с выполнением трудовой функции!

Опуская нюансы практики применения инструментов по сохранению видимого спокойствия и абсолютного контроля над ситуацией (спасибо Константину Сергеевичу Станиславскому и его «Работе актера над собой в творческом процессе воплощения»), по возвращению в офис  приходится становиться классическим «ВыЖЮристом», а значит, проверять, анализировать, нивелировать и предотвращать так бесцеремонно всплывшие риски.

Для удобства восприятия дальнейшего массива местами скучной информаций назовем нашего героя Авгий.

Читать далее…