Практики Сбербанка: «Мы вам руки не выкручивали»

Речь пойдёт и о методах и способах работы Сбербанка с должниками, и о тех непосредственных личностях, которые ими орудуют.
Ибо сил моих больше нет.
В 2005 году близкие мне люди рискнули подписать договор об открытии невозобновляемой кредитной линии с Тверским отделением Сбербанка России (далее – «Банк») на срок до 2020 года.
Рискнули, ибо на момент оформления договора, не работали.
В итоге условиями предоставления кредита стали, в том числе, оформление обеспечения по кредиту, поручительств физических лиц, залога жилого дома с земельным участком и квартиры в Москве – всего, что было нажито к тому моменту непосильным трудом.
Вплоть до февраля 2008 года обязательства по погашению основного долга и начисляемых процентов (11% годовых) исполнялись в полной мере.
В январе 2008 года, при возникновении первых финансовых трудностей, заемщик обратилась в Банк в целях внесудебного решения вопроса. Банк был уведомлен о возникших финансовых затруднениях заемщика, и о способах их решения – был заключен договор с риэлторами в целях обеспечения скорейшей продажи квартиры.
Повторюсь, заемщик, как пенсионер по возрасту, уже на момент заключения Договора иных источников дохода, кроме заложенных объектов недвижимости не имела, о чем было доподлинно известно Банку на момент заключения Договора.
Банк, не рассмотрев возможности внесудебного урегулирования спора, в апреле 2008 года обратился в районный суд г. Москвы с требованиями досрочного погашения всей задолженности по Договору и обращения взыскания на все заложенное Заемщиком имущество.
Собственно, с этого момента и началось мое знакомство с «лучшим банком на рынке».
Итак, Банк обратился в суд, потребовав ареста всех заложенных объектов недвижимости, тем самым исключив возможность их добровольной реализации.
Заёмщик – пенсионер, не работала, не работает, 2008-2009 год, кризис на дворе.
Решением районного суда г. Москвы от марта 2009 года исковые требования Банка были удовлетворены в части требования досрочного взыскания задолженности по Договору, способ погашения задолженности определен – реализация одного из объектов залога, квартиры, с торгов.
По итогам исполнительного производства в марте 2010 года Банком было получено свидетельство о государственной регистрации права собственности на квартиру.
В апреле 2010 года Банком было направлено письмо в адрес заемщика с требованиями совершить действия по выписке граждан, проживающих в квартире, и передать Банку ключи от квартиры. В мае 2010 года представитель заемщика лично передал 4 комплекта ключей представителю Банка, в июле 2010 года Заемщик была снята с регистрационного учета по адресу квартиры.
Однако указанная информация не учитывается Банком при направлении процессуальных документов и предоставлении информации третьим лицам, в том числе, судам и судебным приставам-исполнителям.
Сотрудники системы исполнения судебных решений ссылаются на то, что контактные данные должника им предоставляет Банк и сообщает не адрес фактического проживания должника, указанный в Договоре аж 2005 года и неизменный с тех пор, а адрес квартиры:
• являющейся собственностью Банка с марта 2010 года;
• решение о снятии заемщика с регистрационного учета в которой было вынесено по иску Банка районным судом г. Москвы.
Как следствие, заемщик просто не получает информацию о том, что в ее отношении возбуждено исполнительное производство.
Приходите вы так в Банк же, чтобы снять пенсию в размере 5 000 рублей, и узнаете, что пенсионный счет арестован, и пенсия списывается в счет погашения задолженности.
«Банк друзей», привет!
Продолжим.
В феврале 2010 года вымотанный заемщик предложил рассмотреть возможность погашения остатка задолженности по кредитному договору после зачета стоимости Квартиры из стоимости остальных объектов залога, дома и земельного участка.
Однако Банк оставил предложение Заемщика о внесудебном урегулировании задолженности без рассмотрения, сделав выбор в пользу длительного судебного производства.
В ноябре 2010 года суд Московской области вынес решение о взыскании с заемщика суммы просроченных процентов и неустоек по Договору и обращении взыскания на принадлежащие ей на праве собственности дом и земельный участок, с установлением начальной продажной цены имущества.
Продажная цена была установлена судом на основании оценочной экспертизы, проведенной независимой организацией, имеющей лицензию на осуществление соответствующего вида деятельности.
Решение суда Московской области Банк не обжаловал, решение вступило в силу, на его основании был выдан исполнительный лист, предъявленный Банком к исполнению.
В июне 2011 по обращению Банка было возбуждено исполнительное производство, имевшее целью проведение торгов и реализацию объектов недвижимости, были проведены первые публичные торги с установлением первоначальной продажной стоимости имущества. Первые торги были признаны несостоявшимися по причине отсутствия заявителей для участия в торгах.
Банк отозвал исполнительный лист.
Банк обратился в суд Московской области с требованиями об изменении способа и порядка исполнения ранее вынесенного решения.
В качестве обоснования своих действий представитель Банка сообщил, что таким образом Банк выразил свое несогласие с оценкой объектов недвижимости, установленной в решении суда.
Однако, как было указано выше, соответствующее решение суда Московской области Банком обжаловано не было.
Далее, в 2012-2013 году, суды по обращениям Банка рассматривали возможность изменения продажной цены недвижимости, установленной судом в решении от ноября 2010 года.
Безуспешно.
Оценка суда от ноября 2010 года была подтверждена, в июне 2013 года было возбуждено очередное исполнительное производство, в отношении тех же дома и земельного участка, с той же начальной продажной ценой.
Таким образом, Банк, не обжалуя решение городского суда МО от ноября 2010, остановив торги по реализации заложенной и арестованной недвижимости заемщика в сентябре 2011 года, отсрочил единственно возможное для должника погашение задолженности по Договору на три года.
В чем фокус, догадываетесь?
Дело в том, что, несмотря на заявленные требования досрочного погашения задолженности, Банк настоял на оставлении Договора в действии, в связи с чем по текущую дату на сумму задолженности заемщика Банк продолжает начислять проценты и неустойки.
В указанных обстоятельствах действия Банка, отсрочивающие погашение задолженности заемщика, будь–то несообщение суду и судебным приставам фактического адреса проживания должника, предпочтение судебного процесса и исполнительного производства внесудебному разрешению спора посредством согласования и заключения договора об отступном, отзыв исполнительного листа обходятся Заемщику в сотни тысяч долларов ежемесячно – да, кредит был оформлен в долларах США.
Таким образом, на данный момент:
1) Компетентными судами в 2009 и 2010 году вынесены решения о досрочном взыскании с заемщика задолженности по Договору и определен порядок погашения задолженности перед Банком и способ – посредством реализации принадлежащих должнику и заложенных в обеспечение исполнения обязательств по Договору дома и земельного участка;
2) С 2011 года Банк, злоупотребляя своим положением взыскателя, искусственно наращивает суммы процентов и неустойки по Договору, считая его действующим, несмотря на удовлетворенное районным судом города Москвы требование досрочного взыскания всей суммы задолженности по Договору;
3) С 2011 года Банк, не обжаловав в законом установленном порядке решение суда Московской области, препятствует его исполнению и реализации заложенного имущества;
4) С 2011 года Банк «плодит» исполнительные производства в отношении заемщика и поручителей, не сообщая судебным приставам-исполнителям информацию о наличии других исполнительных производств, препятствуя из объединению, вследствие чего излишне арестовываются принадлежащее заемщику и поручителям имущество в нарушение принципа неприкосновенности минимума имущества, необходимого для существования должника-гражданина и членов его семьи, пенсионный счет заемщика, несмотря на уже определенные к взысканию и реализации объекты недвижимости.

В июне 2014 года заемщик в очередной раз направила в Банк письменное обращение с просьбой рассмотреть возможность принять недвижимое имущество, заложенное во исполнение Договора на баланс по оценке, утвержденной решением городского суда МО от ноября 2010 (соглашение об отступном), или исполнить решение городского суда Московской Области и не препятствовать завершению исполнительного производства и реализации земельного участка и жилого дома.
Срок предоставления ответа Банком был определен 17 июля 2014 года.
В последний день срока, 17 июля 2014 года, представителю заемщика позвонил сотрудник Банка и пригласил на личную встречу для целей рассмотрения сложившейся ситуации и согласования способов ее разрешения. Письменный ответ сотрудник Банка обещал представить непосредственно на встрече 23 июля 2014 года.
Прежде, чем ознакомить вас с итогами переговоров, предлагаю вам вспомнить основные постулаты деятельности «ведущего банка, опоры финансовой системы страны, основы ее роста и благополучия» .
«Миссия банка:
• Мы даем людям уверенность и надежность, мы делаем их жизнь лучше, помогая реализовывать устремления и мечты.
Правила банка:
• Быть больше, чем просто банк.
• Проявлять внимание к каждому клиенту, приоритет его потребностей.
• Строить отношения, а не продавать продукт.
• Ежедневно улучшать себя и свое окружение.
• Не использовать слабости наших клиентов.
• Соблюдать не только букву, но и дух требований закона.
• Каждый сотрудник — лицо Сбербанка.
• Преданность банку, работа в команде, общий успех — успех каждого.
Что такое Сбербанк?
Для клиентов
• Банк, которому ценен каждый клиент
• Банк-партнер, который ежедневно готов помочь каждому клиенту во всем, что связано с финансами
• Банк, которому можно доверять: он финансово устойчив, в нем не обманут, в нем справедливые условия, в нем быстро и удобно обслужат, он поможет выбрать и принять оптимальное финансовое решение, исходя из интересов клиента
• Банк, который постоянно работает и совершенствуется, чтобы радовать своих клиентов и улучшать свою работу
Для общества
• Ведущий банк, опора финансовой системы страны, основа ее роста и благополучия
• Активный участник экономического и социального развития каждого региона и города
• Российский банк, активно участвующий в развитии мировой финансовой системы
• Ответственный банк, осознающий последствия своих решений и активно инвестирующий в рост финансовой грамотности и культуры
• Банк, в котором работают люди с активной жизненной позицией.»

Теперь немного были.
23 июля 2014 года, в ходе переговоров с представителем заемщика сотрудники Банка сообщили следующее:
1) В связи с заявлением об излишнем аресте пенсионного счета заемщика при наличии незавершенного производства по реализации принадлежащего ей заложенного недвижимого имущества:

Судебный пристав имеет право запрашивать информацию у Банка, Банк сообщает информацию по счетам в том объеме, который определяет судебный пристав. В объем указанной информации не входит сообщение адреса фактического проживания Должника, указанного в Договоре, а также того факта, что единственный активный счет должника, открытый в Банке, является пенсионным.
Действия Банка и судебного пристава-исполнителя заемщик вправе обжаловать в суд.

2) В связи с несообщением Банком адреса фактического проживания заемщика третьим лицам, в том числе, органам судебной власти и системы исполнения судебных решений:

Представители Банка запросили письменное подтверждение того, что заемщик сообщила Банку о смене места регистрации, и предложили оформить заявление о сообщении таких сведений с приложением нотариально заверенной копии паспорта.
Доводы о неизменности места проживания заемщика, об отсутствии в Договоре требования или условия направления корреспонденции именно по месту регистрации, а не по месту фактического проживания заемщика, об отсутствии в Договоре требования предоставления нотариально заверенной копии паспорта заемщика с отметкой о регистрации были оставлены без рассмотрения, о том, что Банк сообщает третьим лицам адрес квартиры, являющейся его собственностью с 2010 года, остались без рассмотрения.
Простую копию паспорта представители Банка принять отказались.

3) В связи с процедурой реализации заложенных объектов недвижимости с торгов в ходе исполнительного производства и возможности Банка принять указанное имущество на баланс:

Представители Банка сообщили, что принятие объектов залога на баланс Банка возможно только после завершения торгов по их реализации в ходе исполнительного производства.
При этом представители Банка рассматривают начальную продажную цену имущества, установленную в решении суда Московской области от ноября 2010 года, не соответствующей рыночной, несмотря на то, что она была установлена в результате проведения судебной экспертизы и подтверждена решением вышестоящих судебных инстанций.
По мнению Банка, даже снижение стоимости объектов недвижимости на 25% по сравнению с установленной решением суда по завершении торгов не сделает ее «соответствующей рынку», принятие Банком залога по такой стоимости «не отвечает интересам Банка».
Процедуру определения соответствия стоимости заложенных объектов недвижимости «рынку» представители Банка определили как «внутреннюю», «осуществляемую для служебного пользования».
Представители Банка указали, что по итогам завершения торгов Банк имеет право не принять объекты недвижимости на баланс, что позволит Банку снять залог на указанные объекты, и, при условии сохранения действующего ареста, обратить на них взыскание на основании оценки судебного пристава-исполнителя, которая, как ожидает Банк, будет «гораздо ниже», а, в случае недостаточности этой стоимости для погашения задолженности – чего сейчас Банк добивается – обратить взыскание на иные объекты недвижимости должников.
Вопрос соотнесения начальной продажной стоимости объектов недвижимости, установленной в решении суда Московской области, с суммой текущей задолженности заемщика по Договору представители Банка оставили без комментариев «в связи с отсутствием компетенции» и предложили представителю заемщика оформить отдельное заявление на предоставление такой информации в компетентный департамент.

Официальный ответ на письмо заемщика представители Банка представить не смогли, вопреки ранее достигнутой договоренности, ввиду того, что к дате проведения переговоров уполномоченное лицо Банка не нашло времени подписать документ.
Копию протокола встречи между представителями Банка и заемщика от 23 июля 2014 года с Приложением № 1 – замечаниями представителя заемщика – представители Банка также предоставить не смогли, в связи с отсутствием на то полномочий и должностных обязанностей.

Как итог всему перечисленному – на протяжении только этого года представители Сбербанка, в залах ли судебного заседания, в своих ли переговорных помещениях, повторяют мне одну и ту же фразу – «мы вам руки не выкручивали».
Нет, уважаемые господа, не выкручивали.
Как и вас никто не заставлял согласовывать выдачу кредита неработающему пенсионеру под залог такой «неликвидной» и «переоцененной» недвижимости, вы определили и согласовали компенсационный механизм нивелирования ваших рисков, реализации которого вы теперь так препятствуете.
Уже 4 года вы не можете принять на баланс дом и земельный участок, залог которого вы согласовали, оценка которого была установлена в определенном законом порядке – и при этом арестовываете пенсию, идете в суд с очередными исковыми требованиями. Дух закона? Соотнесение последствий нарушения заемщиком условий договора и понесенных вами убытков?
На протяжении шести лет этого изматывающего процесса сменился не один представитель Сбербанка, я их называю «зубоскалы». Они плохо ориентируются в процессе, не утруждают себя ознакомлением с материалами и обстоятельствами дела, отпускают неуместные комментарии, позволяют себе инициировать судебное разбирательство и четыре месяца не являться в процесс. Для них история «тяжелой судьбы не имеет значения ….:))))» — не дай Бог кому-нибудь из них оказаться в ситуации, хоть отдаленно напоминающую ту, в которой оказалась эта семья.
Такая вот оборотная сторона сочинской медали.

В грядущем 2015 году хотела бы пожелать Сбербанку начать работать хотя бы по одному из правил, опубликованных на его официальном веб сайте, с заемщиками и должниками, хотя бы потому, что они остаются и вашими клиентами, и членами общества, в работе с которыми вы позиционируете себя как «ответственный банк, осознающий последствия своих решений», «банк, которому можно доверять» .


A few words about the anti-corruption policy of a Russian legal entity

On January 01, 2013, the new Article 13.3 of the Federal Law No. 273-FZ “On Corruption Counteraction” dated December 25, 2008, came into legal force. It sets the measures that should be developed and implemented by a legal entity aimed to prevent and combat corruption. Such include development of standards and the procedures providing conscientious work of the organization like the code of ethics and an organization’s anti-corruption policy (hereinafter referred to as the “Policy”).
Corrupt practices mean abuse of official position, bribe giving, bribe taking, abuse of power, commercial bribery or other illegal use by an individual of his/her official position in violation of legitimate interests of the company and the state for the purpose of getting some advantage in the form of money, valuables, other property or services of property nature, other property rights for himself/herself or third persons or illegal provision of such advantage to the abovementioned person by other individuals. Performance of the abovementioned on behalf or to the benefit of a legal entity is also considered to be corrupt practices (clause 1 of article 1 of the Federal Law No. 273-FZ “On Corruption Counteraction” dated December 25, 2008).
In legal terms the Policy will be based on:
• international legal standards (UN Convention against Corruption adopted by the United Nations General Assembly at the 51st plenary meeting on October 31, 2003, Criminal Law Convention on Corruption (ETS No. 173) dated January 27, 1999, ratified by the Russian Federation on July 14, 2006, etc.);
• the Constitution of the Russian Federation;
• Federal Law No. 273-FZ “On Corruption Counteraction” dated December 25, 2008, other federal laws and regulations assuming measures aimed at corruption prevention, suppression of corrupt practices and imposing liability for them;
• Charter of the company, local regulations and other organizational and administrative documents of the company in the field of corruption prevention.
The purpose of the Policy is to determine the main principles, procedures and specific steps aimed at prevention and suppression of corrupt practices in activities of the company.
The Policy should set:

  • tasks of anti-corruption activities of the company and the main principles thereof;
  • application area of the Policy and the range of people to whom it is applicable;
  • structure of management of anti-corruption activities of the company;
  • duties of employees and the company related to prevention and suppression of corrupt practices;
  • list of anti-corruption activities performed by the company;
  • responsibility of employees in case of violation of requirements of the Policy.

The objectives of the Policy might include:
• formation of a consistent understanding of the company’s position regarding inadmissibility of all and any corrupt practices among management bodies, employees of the company and the counterparties;
• minimization of the risk of involvement of the company, their executive bodies, employees in corrupt practices irrespective of their position;
• prevention of any corrupt practices and ensuring responsibility for them;
• reimbursement of damages caused by corrupt practices;
• anti-corruption monitoring for compliance of efficiency of measures with the Policy;
• formation of anti-corruption corporate conscience;
• creation of a legal mechanism preventing bribe-giving to the subjects of the Policy;
• setting responsibility of the company’s employees obliging them to know and comply with the principles and requirements of the Policy, key norms of the applicable anti-corruption legislation.
Efficient management of anti-corruption activities of the company is achieved by efficient and prompt cooperation of the supreme managing body of the company (General meeting of participants or shareholders of the company) and the executive body (the CEO, for example).
With this regard the Policy may set the following division of rights and responsibilities:
1) General meeting of members of the company:
• approves key lines of the Policy and controls efficient realization thereof;
• approves this Policy;
• approves amendments and addenda to the Policy;
• controls general results of implementation and use of this Policy.
2) CEO of the company:
• approves the list of activities aimed at realization of the principles and requirements of the Policy, procedure and due dates of realization, controls timely realization thereof;
• appoints officials of the company responsible for realization of anti-corruption activities, determines their powers and differentiates responsibility;
• controls realization of the Policy and upon request of the members submits report for consideration of the sole member/general meeting of members of the company;
• coordinates activities of structural subdivisions of the company in the field of realization of the Policy;
• makes a decision on the basis of the result of consideration of issues related to realization of the Policy, in particular with a view to detection of corrupt practices.
Structural subdivisions of the company and the employees themselves should control compliance with the principles and requirements of the Policy in their current activities, in particular, abstain from behaviour that may be interpreted by others as readiness to commit or to participate in corruption-related offences for the benefit or on behalf of the organization.
Anti-corruption activities of the company should also be enlisted in the Policy and may include:
• anti-corruption expert examination of executive documents and drafts thereof for the company, its branches and subsidiary and affiliate companies;
• ensuring transparent and competitive system of procurement procedures by declaring and undertaking careful planning of needs for products; market analysis; honest and reasonable choice of the most advantageous proposal with comprehensive analysis of benefits and costs (first of all the price and the quality of the product);
• monitoring of anti-corruption measures and activities performed within realization of the Policy, in particular, studying the opinions of employees of the company about existence of corruption in the company and efficiency of performed anti-corruption activities, analyzing complaints and information of individuals and legal entities about corrupt practices in activities of the Company;
• development of an anti-corruption provision to be signed when making contracts with counterparties;
• abstaining from financing by itself or through its employees any political parties, public associations to get or maintain any advantage in commercial activities.
• abstaining from paying any expenses (monetary reward, loans, services, recreation, rest, transportation costs and other rewards) for government officials and their close relatives (or to their benefit) in order to gain or maintain any advantage for the company in commercial activities.
Management bodies of the company, employees of all structural subdivisions of the company regardless of the position shall bear responsibility for compliance with the principles and requirements of the Policy and for the actions (omissions) of their subordinates that violate these principles and requirements.
The sanctions for corrupt practices in activities of the company include criminal, administrative and disciplinary liability in accordance with the legislation of the Russian Federation.


Обо всем понемногу: антикоррупционная политика общества

С 1 января 2013 года действует статья 13.3 Федерального закона от 25 декабря 2008 г. № 273 «О противодействии коррупции», которая обязывает организации разрабатывать и принимать меры по предупреждению коррупции, в том числе, посредством:
1) определения подразделений или должностных лиц, ответственных за профилактику коррупционных и иных правонарушений;
2) сотрудничества организации с правоохранительными органами;
3) разработки и внедрения в практику стандартов и процедур, направленных на обеспечение добросовестной работы организации;
4) принятия кодекса этики и служебного поведения работников организации;
5) предотвращения и урегулирования конфликта интересов;
6) недопущения составления неофициальной отчетности и использования поддельных документов.
Перечень ненавязчивый, примерный. Законодатель словно предлагает предприятиям самим определить посильные способы и методы борьбы с недугом, с единственным посылом: нет предела совершенству. Тут, конечно, главное — не перестараться.

Читать далее…


Обо всем понемногу: «новеллы» закона о коммерческой тайне или «иногда они возвращаются снова»

12 марта 2014 года был опубликован Федеральный закон от 12.03.2014 N 35-ФЗ «О внесении изменений в части первую, вторую и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации».
Документ обеспечивает дальнейшее внедрение в нашу правовую действительность явления «интеллектуальных прав». Коррективы касаются, в том числе, вопросов распоряжения исключительными правами, особенностей осуществления интеллектуальных прав в отношении некоторых объектов, отвечая задачам «стимулирования разработки и широкого использования новых технологий при одновременном обеспечении защиты интересов правообладателей» и «сближения отечественного правового регулирования в сфере интеллектуальных прав с международными стандартами», определенным разработчиками нормативно-правового акта .
Особый интерес у моей скромной персоны вызвали сопутствующие изменения Федерального закона от 29 июля 2004 года N 98-ФЗ «О коммерческой тайне» (далее – «Закон»), вступающие в силу с 1 октября 2014 года. А именно тот факт, что их значительная часть есть не что иное, как восстановленные положения редакции Закона, действовавшей до введения в силу четвертой части Гражданского кодекса РФ, посвященной обороту результатов интеллектуальной деятельности, до 1 января 2008 года.

Читать далее…


Обо всём понемногу: «трудовые» казусы

Весь январь наступившего года я систематизировала свой накопленный за энное количество лет профессиональной деятельности опыт, к коему я отношу, пожалуй, лет семь из двенадцати, зафиксированных в трудовой книжке. Однако, как это уже общепринято и, наверняка, научно доказано, юрист – профессия без временных, пространственных, общественных рамок. Интересные правовые ситуации подкидывали мне родственники, друзья, их знакомые, в том числе, случайные или «по работе», соседи по лестничной площадке и палате в больнице  – был бы включен телефон, практика сама тебя найдёт.  Большинство из перечисленных выступали в качестве работодателей, посему наиболее частыми были консультации по вопросам применения трудового  законодательства, иногда даже когда таковых от меня никто не ожидал. Я вообще, знаете ли, отношусь пока к тем юристам, которые вечно все портят своими знаниями и отсылками к праву. Казалось бы, случается ни к чему не обязывающая беседа, с непременным вступительным словом «слушай, ты ж юрист», преамбулой на тему благих целей и самых гуманных соображений и, наконец, совершенно «неожиданным» вопросом, как правило, из разряда «как бы его/её уволить».  Поскольку до умения «направлять дышло» мне ещё расти и расти, в попытках предупредить хоть какой-то процент рискованных для бизнеса решений, я рискнула объединить некоторые типичные ситуации и представить их вашему вниманию, достопочтенная читающая публика.

Читать далее…


Обо всём понемногу: о стоимости счастья

Некоторое время назад, выбирая очередного работодателя, я руководствовалась, в первую очередь, уровнем заработной платы – обслуживать старшее поколение, знаете ли, дело недешёвое. Несколько раз попытавшись распространить действие абстрактного «социального пакета» на, как мне казалось, единственно нуждавшегося в нем родственника – бабушку 70 лет, отказалась от этой идеи, в очередной раз получив расценки представителей солидных участников рынка добровольного медицинского страхования.

На посещение врачей лично по вопросам собственного здоровья времени, как водится, не было —  профессиональные простуды «от кондиционера» переносились на рабочем месте у монитора и представителям контрагента на очередных переговорах.

И пребывать бы в незаслуженном забвении явлению социальной ответственности работодателя передо мной лично, если бы не радость материнства.

Речь даже не о трогательной заботе начальника отдела безопасности и охраны труда, который регулярно напоминал мне о необходимости ограничивать работу с компьютером на седьмом месяце беременности, не о своевременных проводах меня в отпуск по беременности и родам в дату, указанную в больничном листе, с цветами.

Но обо всем по порядку.

Читать далее…


Обо всем и понемногу: «передел» безопасности в авиации

Мне посчастливилось совершать воздушные прогулки с детства. Первые свои перелёты, в  возрасте нескольких месяцев, я практически не помню, как и, смею надеяться, пассажиры тех рейсов.  А вот более поздние длительные путешествия, с пересадками, в сказочное государство Мали,  врезались в память яркими фрагментами в стиле любимых приключенческих фильмов. Разноцветные облака в иллюминаторе, треснувшие пески Сахары, ритуал сдавливания ушей при посадке, неожиданные ириски от стюардессы…Романтика. Но неумолимые часы пробили двенадцать, очередной самолёт превратился в терзаемую сквозняками посудину. Всё чаще начали привлекать внимание приклеенные к подлокотникам жвачки, благоухающие перегаром соседи, актёры театра мимики и жеста в спасательных жилетах, проводящие зарядку перед полётом. Волшебство разбилось о  поношенные одноразовые бахилы  и лица доблестных людей со штампами, каждый раз упорно напоминающих, что возвращаться – плохая примета. Отдельные из перечисленных явлений направлены на обеспечение безопасности пассажиров —  исполнение, может, страдает, но посыл самый благородный.

Не менее достойную цель ставило перед собой Правительство Российской Федерации, обеспечив  принятие Федерального закона о внесении изменений в Воздушный кодекс Российской Федерации от 25 декабря 2012 года. А именно, «уточнение норм воздушного законодательства Российской Федерации в части реализации положений стандартов приложений 1, 6, 8, 11, 13 и 14 к Конвенции о международной гражданской авиации по внедрению Государственной программы безопасности полетов воздушных судов гражданской авиации Российской Федерации»[1].

Читать далее…