Обо всем понемногу: «новеллы» закона о коммерческой тайне или «иногда они возвращаются снова»

12 марта 2014 года был опубликован Федеральный закон от 12.03.2014 N 35-ФЗ «О внесении изменений в части первую, вторую и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации».
Документ обеспечивает дальнейшее внедрение в нашу правовую действительность явления «интеллектуальных прав». Коррективы касаются, в том числе, вопросов распоряжения исключительными правами, особенностей осуществления интеллектуальных прав в отношении некоторых объектов, отвечая задачам «стимулирования разработки и широкого использования новых технологий при одновременном обеспечении защиты интересов правообладателей» и «сближения отечественного правового регулирования в сфере интеллектуальных прав с международными стандартами», определенным разработчиками нормативно-правового акта .
Особый интерес у моей скромной персоны вызвали сопутствующие изменения Федерального закона от 29 июля 2004 года N 98-ФЗ «О коммерческой тайне» (далее – «Закон»), вступающие в силу с 1 октября 2014 года. А именно тот факт, что их значительная часть есть не что иное, как восстановленные положения редакции Закона, действовавшей до введения в силу четвертой части Гражданского кодекса РФ, посвященной обороту результатов интеллектуальной деятельности, до 1 января 2008 года.


Чем обусловлено возвращение к ранее сложившейся практике? Существует ли какая-то специфика вновь введенных положений в контексте обновленного законодательства?
Попробуем разобраться.
Отдельные специалисты оценивают новую редакцию Закона как совершенствующую механизм защиты прав и законных интересов лиц, обладающих информацией, в отношении которой установлен режим коммерческой тайны, в том числе, в рамках трудовых отношений, что вызывает у меня умиление.
Призрак юношеского максимализма, если хотите: сначала по не понятным причинам исключили, затем «под шумок» вернули обратно, рассчитывая на обновления в правовом сознании участников регулируемых отношений и их короткую память.
Проект Федерального закона «О введении в действие четвертой части Гражданского кодекса РФ», исключившего действие «новых» норм, изначально никоим образом не касался Закона. Если проследить становление документа по данным архива Государственной Думы РФ – рекомендации по правовому анализу нормативно-правового акта о коммерческой тайне, «регулирующего «профессиональные секреты (ноу-хау)», в связи с планируемыми коррективами были даны в Заключении Правового управления при рассмотрении проекта в первом чтении . Далее есть возможность ознакомиться с текстом проекта после внесенных корректив, то есть, дополненного статьей, предполагающей исключение ныне восстановленных положений Закона. Никакого официального обоснования этих изменений в автоматизированной системе обеспечения законодательной деятельности вы не найдете, так что остается полагаться на силу своего воображения и остатки логики.
Так или иначе, с 1 января 2008 года были признаны утратившими силу положения, определявшие права обладателя информации, составляющей коммерческую тайну и устанавливавшие отдельные обязанности работника по возмещению ущерба вследствие разглашения данных, в отношении которых введен режим конфиденциальности.
Несправедливостью было бы позволить читающей публике допустить мысль, что закон сохранения не работает в правовой сфере.
Четвертая часть Гражданского кодекса РФ выделила понятие «секрет производства (ноу-хау)» как охраняемый результат интеллектуальной собственности, тем самым, отнеся его к объектам гражданских прав. Если сравнить значение указанного термина с определением информации, составляющей коммерческую тайну, данную Законом в редакции 2008 года, вы обнаружите их сходство до степени смешения. В обоих случаях речь шла о сведениях «любого характера», имеющих действительную или потенциальную коммерческую ценность в силу неизвестности третьим лицам, к которым нет свободного доступа на законном основании и в отношении которых введен режим коммерческой тайны.
Могу предположить, что таким образом законодатель попытался заменить действие одних норм другими, полагая, что признание «тайных» сведений объектом, в отношении которых их обладатель волен осуществлять исключительные права, да по Гражданскому кодексу, в случае необходимости защиты информации будет более эффективным.
Прошло несколько лет.
Разработчики принятого в этом году блока поправок в четвертую часть Гражданского кодекса РФ определили три основных направления совершенствования раздела, посвященного правам на результаты интеллектуальной деятельности:
1) меры, направленные на регулирование использования результатов интеллектуальной деятельности в сети «Интернет» и иных информационно-телекоммуникационных сетях;
2) блок изменений, связанных с необходимостью дальнейшего совершенствования правового регулирования отношений в области так называемой промышленной собственности (патентного права, прав на средства индивидуализации юридических лиц, товаров, работ, услуг и предприятий и др.);
3) поправки, направленные на решение вопросов, возникших в ходе практического применения положений.
Методом исключения понимаем, что возвращение ранее действовавших норм Закона, скорее всего, было обусловлено возникновением некоторых сложностей работы созданного в 2008 году механизма защиты коммерческой информации. «Уточнено определение секрета производства (ноу-хау), из которого исключена жесткая привязка к соблюдению режима коммерческой тайны. Обладатель секрета производства должен лишь принимать разумные меры для соблюдения конфиденциальности, а режим коммерческой тайны как одну из таких мер он может выбрать по своему усмотрению. Соответствующие изменения должны быть внесены также в Федеральный закон от 29 июля 2004 г. № 98-ФЗ «О коммерческой тайне», в результате чего применение режима коммерческой тайны станет возможным не только в отношении секретов производства, но и тех сведений, которые не являются оборотоспособными, но обладают коммерческой ценностью вследствие их неизвестности третьим лицам» .
Грубо говоря, не все то золото, что блестит — не вся информация в составе коммерческой тайны может быть объектом гражданских прав и относится к секретам производства.
Что мы имеем в итоге?
В соответствии с новой редакцией Закон призван урегулировать отношения, связанные с установлением, изменением и прекращением режима коммерческой тайны в отношении информации, которая имеет действительную или потенциальную коммерческую ценность в силу неизвестности ее третьим лицам. Если вернуться к понятийному аппарату, то теперь категория «секрет производства» является одним из видов информации, в отношении которой может быть введен режим конфиденциальности.
Исключена статья, определявшая состав законодательства о коммерческой тайне.
Я понимаю нежелание иметь что-либо общее с Гражданским кодексом РФ, но за что же пострадали другие? Конечно, любому любопытному гражданину известно, где искать нормы, определяющие дисциплинарную, административную или уголовную ответственность за разглашение информации с ограниченным доступом, или за их получение (ст. 192-194 Трудового кодекса РФ, ст. 13.14 Кодекса РФ об административных правонарушениях, ст. 183 Уголовного кодекса РФ соответственно), но как быть с иными нормативно-правовыми актами? Подпункт 5 п. 1 ст. 14 Федерального закона РФ «О защите конкуренции», в частности, устанавливает запрет недобросовестной конкуренции посредством незаконного получения, использования, разглашения информации, составляющей коммерческую, служебную или иную охраняемую законом тайну. Статья 38 Трудового кодекса РФ определяет обязанность участников коллективных договоров не разглашать соответствующие сведения. Возможность включения условия о неразглашении коммерческой тайны в трудовой договор предусмотрена статьей 57 нормативно-правового акта.
По моему мнению, достойные примеры регламентации, по каким-то причинам теперь исключенные из категории законодательства о коммерческой тайне.
Но не будем о грустном, вернемся к нашим «возвращенцам».
Итак, встречайте, ваши права как обладателя информации, составляющей коммерческую тайну, с 1 октября 2014 года:
1) устанавливать, изменять, отменять в письменной форме режим коммерческой тайны в соответствии с настоящим Федеральным законом и гражданско-правовым договором;
2) использовать информацию, составляющую коммерческую тайну, для собственных нужд в порядке, не противоречащем законодательству Российской Федерации;
3) разрешать или запрещать доступ к информации, составляющей коммерческую тайну, определять порядок и условия доступа к этой информации;
4) требовать от юридических лиц, физических лиц, получивших доступ к информации, составляющей коммерческую тайну, органов государственной власти, иных государственных органов, органов местного самоуправления, которым предоставлена информация, составляющая коммерческую тайну, соблюдения обязанностей по охране ее конфиденциальности;
5) требовать от лиц, получивших доступ к информации, составляющей коммерческую тайну, в результате действий, совершенных случайно или по ошибке, охраны конфиденциальности этой информации;
6) защищать в установленном законом порядке свои права в случае разглашения, незаконного получения или незаконного использования третьими лицами информации, составляющей коммерческую тайну, в том числе требовать возмещения убытков, причиненных в связи с нарушением его прав.
Как оно часто бывает, вашим новеньким правам соответствует ряд чьих-то обязанностей, а именно, ваших работников.
С 1 октября 2014 года, в целях охраны конфиденциальности информации, составляющей коммерческую тайну, работник обязан, в том числе:
1) не разглашать эту информацию, обладателями которой являются работодатель и его контрагенты, и без их согласия не использовать эту информацию в личных целях в течение всего срока действия режима коммерческой тайны, в том числе после прекращения действия трудового договора;
В отличие от действующей редакции Закона пункт вновь вводит указание на необходимость обеспечения конфиденциальности сведений, вне зависимости от факта длящихся трудовых отношений с их обладателем. Исключенные редакцией 2008 года нормы указывали конкретный срок сохранения режима – три года после прекращения отношений – который мог быть изменен соглашением, заключенным работодателем и работником.

2) возместить причиненные работодателю убытки, если работник виновен в разглашении информации, составляющей коммерческую тайну и ставшей ему известной в связи с исполнением им трудовых обязанностей;
Новшеством в сравнении с редакцией аналогичного по содержанию пункта, действовашей до 2008 года, является указание на необходимость возмещения не ущерба, а убытков. В соответствии с положениями статьи 15 Гражданского кодекса РФ убытки включают в себя реальный ущерб и упущенную выгоду, что не согласуется с положениями статей 238 и 242 Трудового кодекса РФ, ограничивающими материальную ответственность сотрудника прямым действительным ущербом от его действий.
Каким образом работодатель будет взыскивать с работника доходы, не полученные в связи с нарушением режима коммерческой тайны, как он будет доказывать их размер, и как суды будут толковать такое разночтение, нам покажет практика.
За работодателем с 1 октября 2014 года закрепляется право потребовать возмещения убытков, причиненных ему разглашением информации, составляющей коммерческую тайну, от лица, получившего доступ к этой информации в связи с исполнением трудовых обязанностей, но прекратившего трудовые отношения с работодателем, если эта информация разглашена в течение срока действия режима коммерческой тайны.
Исключение составляют случаи разглашения информации, составляющей коммерческую тайну, вследствие несоблюдения работодателем мер по обеспечению режима коммерческой тайны, действий третьих лиц или непреодолимой силы.
Что будет пониматься под разглашением работником информации, составляющей коммерческую тайну, вследствие действий третьих лиц, также, полагаю, предстоит уточнить судам.
Наконец, восстановлена норма, в соответствии с которой руководитель организации возмещает организации убытки, причиненные его виновными действиями в связи с нарушением законодательства Российской Федерации о коммерческой тайне.
Следует, однако, напомнить, что все перечисленные прерогативы будут доступны только при условии обеспечения правомерности действия соответствующего режима в компании.
Если вы работодатель, не забудьте проверить наличие:
— в вашем локальном акте: перечня информации, составляющей коммерческую тайну, положений, определяющих порядок обращения с ней и контроль за его соблюдением, процедуру учета лиц, получающих доступ к сведениям, условие нанесения грифа «Коммерческая тайна», а также подтверждение ознакомления с действующим регламентом всех ваших работников;
— в шаблонах трудового и гражданско-правового договора вашего предпрятия: наличие раздела, регламентирующего вопросы оборота коммерческой тайны, а также наличие самостоятельного документа – соглашения о конфиденциальности.

Несоблюдение подобных формальностей может исключить возмещение убытков, понесенных работодателем в связи с разглашением такой информации.
Удачи и успехов.

 



Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s