Обо всём и понемногу: социальное предпринимательство

Когда спасение утопающих становится делом.

Не просто делом, а бизнесом. Самих утопающих, раз уж ответственные исполнители по случайному стечению обстоятельств становятся теми, кто топит, исправно, в тоннах бумаг и согласований.

Так уж сложилось, что Конституция провозглашает Российскую Федерацию социальным государством, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека. Здесь охраняются труд и здоровье людей, устанавливается гарантированный минимальный размер оплаты труда, обеспечивается государственная поддержка семьи, материнства, отцовства и детства, инвалидов и пожилых граждан, развивается система социальных служб, устанавливаются государственные пенсии, пособия и иные гарантии социальной защиты.

Предполагается, что компетентные органы власти работают безустанно, обеспечивая модернизацию, развитие системы социального обслуживания населения, её адаптацию к изменяющимся экономическим, демографическим и иным условиям. Это нелёгкое бремя создания оптимальных условий жизни человека, отвечающих уровню его нравственного, культурного, физического развития, да ещё не нарушив его конституционные права и свободы.

Неудивительно, что при таком объёме ответственности Правительство РФ приняло решение передать часть функций по оказанию социально значимых услуг и выполнению работ социально ориентированным некоммерческим организациям, предоставив им право получать за оказанные услуги плату.

И ведь нашли кому.

Законодательство о некоммерческих организациях, несмотря на хроническое совершенствование, мягко говоря, противоречиво, правовое регулирование различных видов деятельности некоммерческих организаций отсутствует.  Анализ правоприменительной практики становится немым свидетелем нерешённости многих проблем деятельности социально ориентированных некоммерческих  организаций, что обуславливает возникновение неизбежных трудностей в сфере социального обслуживания с их участием. В гражданском законодательстве отсутствует определение социально ориентированных некоммерческих организаций,  их приносящей доход деятельности, как следствие, непонятно, кто, за что и почему отвечает.

В отдельных нормативно-правовых актах социально ориентированные юридические лица выделены в самостоятельную группу, например, Постановлениями Правительства РФ от 23 августа 2011 г. N 713 «О предоставлении поддержки социально ориентированным некоммерческим организациям» и от 30 декабря 2012 г. N 1478 «Об имущественной поддержке социально ориентированных некоммерческих организаций». Статьи 31.1 и 31.3 Федерального закона от 12.01.1996 N 7-ФЗ «О некоммерческих организациях» определяют основания и формы поддержки социально ориентированных некоммерческих организаций органами государственной власти и органами местного самоуправления, а также их сопутствующие полномочия. Для признания некоммерческих организаций социально ориентированными федеральными законами, законами субъектов Российской Федерации, нормативными правовыми актами представительных органов муниципальных образований могут устанавливаться виды деятельности, направленные на решение социальных проблем, развитие гражданского общества в Российской Федерации.

Как будто всего перечисленного было недостаточно, так ещё ограничения на занятие предпринимательской деятельностью, действующие в отношении рассматриваемых субъектов.  Таковая не может быть основным видом деятельности некоммерческой организации, должна быть обязательно отражена в уставе, соответствовать целям и задачам её создания и деятельности, не должна быть направлена на систематическое получение прибыли. В сухом остатке имеем социальный вид активности, едва ли претендующий на предпринимательство.

Однако это еще полбеды отечественного законодательства, если вспомнить, что социально значимую деятельность в Российской Федерации осуществляют коммерческие организации, в том числе субъекты малого и среднего предпринимательства. Создаваемые для поддержки населения, защиты прав и свобод граждан, они,  опять же, в отсутствие правового регулирования, отправляют социально значимую возмездную деятельность.

Альтернатива ли предпринимательской деятельности некоммерческих организаций[1],  концепция ли, зиждущаяся на противоречии взаимоисключающих целей  (социальной направленности и получения прибыли)[2], социальное предпринимательство становится характеристикой определённой степени развитости общества в глазах мирового сообщества.

А значит, надо.

Надо признать официально, ввести определение этого вида деятельности, хотя бы в Гражданский кодекс Российской Федерации, дополнить нормами отдельного федерального закона, усугубить отраслевыми нормативно-правовыми актами. Разработать типовые формы договоров, не забыв об элементах контроля и ответственности, чтобы предпринимательство не перевесило социальную направленность.

Устранение несовершенства правового регулирования в сфере социального предпринимательства, в том числе, разработка правового определения социального предпринимательства, выделение связанных видов экономической деятельности  в июне 2012 года были определены как приоритетные задачи Экспертного совета по вопросам развития социального предпринимательства Комитета Государственной Думы Российской Федерации по экономической политике, инновационному развитию и предпринимательству. Итогом должно стать формирование механизмов поддержки социальных предпринимателей, включая предоставление субсидий из бюджетов всех уровней, специальные программы кредитования и иные формы поддержки проектов в сфере социального предпринимательства. Создание  правовой базы предполагается без «заумствований» и теоретизирования, с привлечением опытных профессионалов, сведущих в совмещении социального контекста и реалий ведения бизнеса в условиях российской действительности.

Обратная связь от знатоков своего дела – мероприятие, принимающее подчас затяжную, хроническую форму.

В феврале 2013 года  состоялось очередное заседание Экспертного совета с участием представителей Аппарата Правительства РФ, Министерства экономического развития РФ, Общественной палаты РФ, объединений предпринимателей, образовательных и некоммерческих организаций, реализующих программы поддержки социальных предпринимателей, общественных объединений инвалидов, социальные предприниматели. Собравшиеся вновь констатировали факт, что эффективная поддержка социального предпринимательства невозможна в отсутствие правового регулирования. Упомянули, что федеральное законодательство не содержит определения социального предпринимательства, меры поддержки не обеспечивают возможности межведомственного взаимодействия при предоставлении бюджетных субсидий субъектам Российской Федерации и социальным предпринимателям, отсутствуют достаточные преференции для социальных предпринимателей при размещении государственного и муниципального заказов. Поговорили об образовательной программе для социальных предпринимателей, послушали  об опыте создания региональных институтов развития социального предпринимательства, задумались над актуальностью стимулирования социальных инвестиций для обеспечения финансовой основы развития социального предпринимательства. Порадовались, смею надеяться, за субъекты Российской Федерации, получающие субсидии для софинансирования создания региональных центров социального предпринимательства, для грантовой поддержки социальных предпринимателей, обеспечивающих,  в том числе,  занятость многодетным матерям, инвалидам, людям, оказавшимся в трудной жизненной ситуации, а также развивающих проекты в сфере дошкольного и дополнительного образования, досуга детей.

В итоге было озвучено предложение сформировать рабочую группу для разработки Дорожной карты (плана мероприятий) по развитию социального предпринимательства в Российской Федерации и поручить ей подготовить до конца весенней сессии Государственной Думы законопроекта, положения которого залатали бы существующие прорехи законодательства.

На настоящую дату в базе законопроектов Государственной Думы Российской Федерации я не смогла найти ни одного, где наименование или комментарий содержит «социальное предпринимательство». Зато уже публикуются материалы о готовности Минэкономразвития России рассмотреть поправки в законодательство о выделении таких социальных категорий бизнеса, как женское и молодежное предпринимательство.

Всё перечисленное не умаляет значения находящихся в работе законопроектов «О добровольчестве (волонтерстве)» или о социальном обслуживании населения. Кроме того, работают в условиях отсутствующего применимого законодательства парк активного отдыха «Юго-Камские Горки», Детский оздоровительный центр «Здравствуй» Евгении Беловой, частный пансионат для пожилых людей Евгения Филиппова – это мне, юристу, удивительно, как.

На честном слове и на одном крыле.


[1] Социальное предпринимательство в России и в мире: практика и исследования / Отв. ред. А.А. Московская. Изд. дом «Высшая школа экономики». 2011. 284 с.

[2] Трачук О.В. Гражданско-правовое регулирование приносящей доход деятельности образовательного учреждения // Автореф. дисс…. канд. юрид. наук. М. 2012. С.12- 13



Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s