Обо всём и понемногу: защита прав инвестора на РЦБ

О бедном инвесторе молвите слово.

Ломая на корню свое юридическое мировосприятие, последние две недели я активно пыталась вжиться в экономическую теорию организации и осознать такую эфемерную категорию, как «права инвесторов на рынке ценных бумаг». Не спешите закидывать меня шапками – речь идет именно об экономическом эффекте наличия соответствующих механизмов. Мыслить надо глобально, возвышаясь над реалиями, законом, в цифрах и схематично.

И все-таки, я о своем, о нормативно-правовом и наболевшем.

Мне кажется, только ленивый не поминал за прошедший квартал 2011 года новый Федеральный закон № 224-ФЗ от 27.10.2010 «О противодействии неправомерному использованию инсайдерской информации и манипулированию рынком и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (далее – Закон).

А как же иначе – новшество, актуальное, явление меры защиты прав инвесторов, действующих на фондовом рынке и совершенствования системы проведения торгов.

И все бы оно так, если бы не ЕС и его такое навязчивое законодательство.

Рамочная Директива 2003/6/ЕС «Об инсайдерской деятельности и рыночном манипулировании (злоупотреблениях на рынке)» (далее – Директива), принятая  28 января 2003 г. в целях обеспечения безопасности единого Европейского финансового рынка, например.

Не хочу вдаваться в полемику о защите авторских прав, пусть сие останется на откуп нашим законотворцам, в конце концов, не призывать же ответственные комитеты Государственной Думы РФ проверять представляемые им материалы на плагиат — как тогда будет развиваться отечественная законодательная система???

Да, говорить о наличии конкретики, в частности, в сфере определения состава инсайдерской информации, полномочий ФСФР, при анализе рассматриваемого нормативно-правового акта, не приходится. Достаточно норм, предполагающих дальнейшую их конкретизацию компетентными государственными органами.

А они в значительной своей массе уже конкретизированы, в том числе:

  •  порядок и условия поддержания цен, спроса, предложения или объема торгов финансовым инструментом, иностранной валютой и (или) товаром и изменений в положение о порядке оказания услуг, способствующих заключению срочных договоров (контрактов), а также особенностях осуществления клиринга срочных договоров (контрактов) (приказ ФСФР от 21.01.2011 № 11-2/пз-н, вступает в силу по истечении 10 дней с даты публикации – не опубликован);
  •  порядок уведомления лиц об их включении в список инсайдеров и исключении из такого списка (приказ ФСФР от 21.01.2011 № 11-3/пз-н, вступает в силу по истечении 10 дней с даты публикации – не опубликован);
  •  передача списков инсайдеров организаторам торговли, через которых совершаются операции с финансовыми инструментами, иностранной валютой и (или) товаром (приказ ФСФР от 21.01.2011 № 11-3/пз-н, вступает в силу по истечении 10 дней с даты публикации – не опубликован);
  •  порядок и сроки направления уведомлений инсайдерами о совершенных ими операциях (приказ ФСФР от 21.01.2011 № 11-3/пз-н, вступает в силу по истечении 10 дней с даты публикации – не опубликован);

02 марта 2011 года на сайте ФСФР был также опубликован проект приказа «Об утверждении методических рекомендаций по установлению критериев существенного отклонения цены ликвидных ценных бумаг»[1]. Предполагается, что фондовые биржи будут производить соответствующие расчеты и предоставлять в ФСФР информацию о подозрительных сделках. Проект определяет исключительные права организатора торгов и ФСФР по определению коэффициента разброса цены  и поправочного значения (ФСФР «в случае значимых системных событий (явлений)»). Предполагается, что эмитенты, таким образом, будут лишены возможности манипулирования ценами.

В дополнение общей картины лишь замечу, что исчерпывающий перечень инсайдерской информации составляет ФСФР (ч. 1 ст. 3 Закона). Процедура обжалования этого списка или его толкования законом не предусматривается.

Все это внушает некое подобие страха, а значит и «уважения», к такой ясной и последовательно слагаемой концепции обновления законодательства, такой слаженной работе законодательных органов, ФСФР, функционирующих в едином порыве предотвратить богопротивные деяния на рынке ценных бумаг.

Но вот ответственность…Ввели ее, непременную, в Кодекс об административных правонарушениях, в Уголовный кодекс РФ, в конце концов. И  каменным грузом ложится бремя доказывания на плечи сотрудников правоохранительных органов РФ. А объект правонарушений более чем витиеватый, и что-то где-то очень глубоко подсказывает мне, что  отсутствие у сотрудников компетентных органов знаний в области обращения ценных бумаг, а тем более, информации, составляющей на ней ценность, растянет на десятилетия формирование правоприменительной практики по подобным составам. Официальная статистика признает, что за всю историю существования фондового рынка в России было доказано четыре факта манипулирования, причем только в отношении неликвидных ценных бумаг.

Правда, не удивлюсь, если в развитие актуальной тенденции образовательной реформы, ФСФР обеспечит формирование нормативно-правовой базы и наличие бюджета на воспитание, обучение и перераспределение кадров для претворения закона в жизнь. И начнут плодится почкованием курсы, колледжи, семинары, курсы сокращенного обучения мастерству предотвращения манипулирования информацией на фондовом рынке. С аттестатами ФСФР, красивыми корочками и послужными списками.

Возвращаясь к Директиве,  —  какие-то злые люди все-таки публикуют в средствах массовой информации пасквили о значительном сходстве нового Закона РФ с ее положениями.

А ведь она  в  июне 2010 года  была определена  Еврокомиссией как нуждающаяся в пересмотре.

Для целей пересмотра Директивы были определены основные задачи:

1)     Расширение области применения Директивы;

В частности, Комиссией были предложены такие меры, как:

  • установление запрета на попытку манипулирования фондовым рынком («заключение сделок или выдача торгового поручения, которые: (а) являются попыткой искусственного поддержания, лицом или группой лиц, действующих в сговоре, цены одного или нескольких финансовых инструментов, за исключением случаев, когда лицо, участвующее в операции или даче торгового поручения, подтвердит что цели действия являются законными, и что указанные сделки и торговые поручения соответствуют принятым на фондовом рынке практикам; (б) попытки использовать фиктивные устройства формирования спроса или другие формы введения в заблуждение участников фондового рынка»;
  • включение в состав определения «инсайдерская информация» данных, связанных с обращением товарных производных ценных бумаг. В частности, в отношении производных финансовых инструментов на сырьевые товары было предложено на рассмотрение следующее определение: «информация, разглашение которой оказывает существенное влияние на цены товарных деривативов или базового актива.

В этих целях Комиссия предложила, в том числе, определить нормативно новые требования к отчетности о совершаемых на фондовых рынках операциях, расширить полномочия компетентных органов по расследованию злоупотреблений на фондовом рынке и обеспечить введение эффективных мер ответственности за нарушения в области манипулирования информацией на фондовом рынке.

2)  Повышение уровня согласованности и взаимодействия между регулирующими органами в ЕС с целью создания унифицированных правил.

В целях снижения риска регулятивного арбитража, повышения эффективности законодательного регулирования, уменьшения расходов на обеспечение соответствия единым стандартам вследствие существующей разницы регламентации обращения ценных бумаг  Комиссия представила основные принципы формирования так называемых «единых правил», в частности, путём сокращения или устранения некоторой специфики национальных рынков и введения единых технических стандартов.

В частности, предложена унификация подхода к правилам раскрытия внутренней информации эмитентами и возможности допущения ее несвоевременного раскрытия в отдельных случаях, когда от этого зависит возможность дальнейшей деятельности эмитента.

А новый российский закон, несмотря на всю претенциозность, распространяет на территории Российской Федерации положения Директивы ЕС в редакции 2003 года, что не соответствует уровню развития фондового рынка национального уровня (слишком прогрессивно), и не отвечает стандартам европейского фондового рынка (устарело).

И что делать?

Мое, сугубо личное, и, скорее всего, юридическое, а не экономическое мнение  — участие Российской Федерации в мировой тенденции развития защиты прав инвесторов на фондовом рынке посредством формирования нормативной базы предотвращения манипулирования инсайдерской информацией преждевременно. Уж сначала бы обновить действующий десять лет закон «О защите прав инвесторов» в части определенных в нем форм и методов обеспечения интересов инвесторов, цели государственной политики на фондовом рынке, концепцию развития фондового рынка (действует утвержденная указом Президента аж в 1996 году).

Переведя на язык экономической теории организаций, совершенствовать применимое законодательство, по пути обеспечения справедливого баланса прав инвесторов в структуре управления и собственности предприятий  РФ, в том числе, мажоритарных и миноритарных акционеров.


[1] http://www.fcsm.ru/ru/press/interviews/printable.php?id_3=7077&year_3=2011&month_3=3



Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s